Печать

(по книге профессора, протоиерея Глеба Каледы "Домашняя церковь")

* * *

Искусство обладает значительно большей силой индивидуального воздействия на психику человека, и тем более ребенка и подростка, чем наука с ее абстрагированными формулами. Большинство людей, особенно дети, воспринимает мир прежде всего в виде образов окружающей жизни и природы. Эти живые образы заставляют думать, чувствовать красоту мира, радость и горе других людей.
Основной формой проповеди Иисуса Христа были притчи - короткие рассказы. В своих беседах с народом Он использовал поэтические образы и сравнения. Притчи легко запоминаются. Читая Евангелие, мы обнаруживаем все новые и новые грани их глубокого содержания. По притчам мы оцениваем себя и свои поступки. Раскрытием их смысла на всех языках мира почти две тысячи лет занимаются проповедники. Христос учил на примерах, понятных Его слушателям.

Большое воспитующее значение имеют рассказы и предания о жизни святых подвижников и мучеников. В этих повествованиях нередко разрешаются многие антиномии христианского вероучения, жизни и нравственности.
Живые жизни, обобщаясь и преломляясь в сознании, превращаются в синтетические, художественные образы, порождают фантазию, а ассимилируясь, - идеи научных гипотез и теорий, или, отходя от реальной жизни - фантастику.
"Ничто - ни слова, ни мысли, ни даже поступки наши, - писал К. Д. Ушинский, - не выражают так ясно и верно нас самих и наши отношения к миру, как наши чувствования: в них слышен характер не отдельной мысли, не отдельного решения, а всего содержания души нашей и ее строя".
Искусство воздействует прежде всего на чувства, воспитывает их, трансформирует их в том или другом направлении.
Соприкасаясь с искусством и вводя его в дом, приучая к нему детей, необходимо осознавать, что оно очень разнообразно по своей моральной, духовной сущности и эстетическому совершенству. И у ада есть свой соблазнительный цветок и свое обманчивое сияние. Грех не был бы так пленителен, если бы он не одевался порою красочными покрывалами эстетизма и ложной любви, утонченной чувственности и обманчивых идей.
Эти покрывала сотканы из не всегда видимых сетей и яркие краски на них быстро линяют, оставляя на уловленных жертвах безобразные пятна. В эти сети попадали и отдельные личности, и целые народы. Что скрывалось под лозунгами социальной и сексуальной свободы, равенства и братства, за их победными маршами - все это мы, люди среднего и пожилого возраста, хорошо знаем и на опыте личной жизни, и на историческом опыте многих народов.
В. А. Жуковский писал: Поэзия - религии небесной/ Сестра родная...
Его мысль продолжал Ф. Тютчев: Она с небес слетает к нам -/ Небесная к земным сынам,/ С лазурной ясностью во взоре -/ И на бунтующее море/ Льет примирительный елей.
Но вот ницшеанские мотивы: Беззаботными, насмешливыми,/ Творящими насилие -/ Такими хочет вас мудрость.
Какой смысл автор этого афоризма вкладывает в слово мудрость? - Мудрость зла?
А вот из песен, популяризировавшихся в 20-х гг.:
"Кто не с нами, тот наш враг, тот должен пасть".
"Долой, долой, монахов,/ Долой, долой попов,/ Мы на небо залезем,/ Разгоним всех богов".
Какие жертвы, сколько страданий, крови за этими бодрыми стихами, реализованными в исторической практике жизни! Что они оправдывали? На что они толкали?.. Искусство!..
Дела, к которым призывали эти брошенные в массы частушки, отозвались "Реквиемом" Анны Ахматовой:
"Хотелось бы всех поименно назвать,/ Да отняли список, и негде узнать./ Для них соткала я широкий покров/ Из бедных, у них же подслушанных слов./ О них вспоминаю всегда и везде,/ О них не забуду и в новой беде./ И если зажмут мой измученный рот,/ Которым кричит стомильонный народ,/ Пусть так же они поминают меня/ В канун моего погребального Дня".
Из векового прошлого доносятся до нас и такие молитвы:
"Услышь меня, Боже, в предсмертный мой час/ Язык мой немеет и взор мой угас,/ Но в сердце любовь и прощение/ Прости мне мои прегрешения", - молится измученный пытками Василий Шибанов в балладе А. К. Толстого.
И все это называется искусством! Оно, как и наука, способно служить и добру и злу. В последнее время много говорят о моральной ответственности ученых в связи с созданием атомной бомбы, лазерного оружия и генной инженерии. Такой же подход закономерен и к работникам искусства. Они, правда, обычно не несут непосредственно смерти, но они много приложили усилий к развращению рода человеческого: гангстерские фильмы, опоэтизированное описание свободной любви и разврата, восхваление грубой силы и ненависти. Вместе с тем, вероятно, ничто так не способно воспитать в человеке добро и соучастие к другому, как искусство, особенно художественная литература.
Родителям следует очень внимательно отнестись к чтению детей и подростков, к приобщению их к музыке и другим видам искусства, памятуя о их коварном многообразии. Не на всякую грань искусства надо смотреть, не всякие звуки надо слушать, не все книги читать. "Тлят бо юношу беседы злы", - "Блажен муж иже не иде на совет нечестивых".
Красота заложена в природе, - в этом акте Божественного Творчества. Восхищение перед красотой природы, красотой человеческого тела можно найти в разных местах Священного Писания: "Потому что я дивно устроен", - восхищается Псалмопевец (Пс 138:14). "Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь" (Пс 18:2). "Красота спасет мир", - считали такие разные по своему мироощущению люди как Ф. М. Достоевский и Н. К. Рерих [31].
Удивительное чувство красоты было присуще подвижникам и отшельникам. Какие места они выбирали для своих подвигов и монастырей?
Когда преподобные Кирилл и Ферапонт поднялись на гору Маур, то, увидев залив Белого озера, они воскликнули: "Место сие зело красно есть. Сделаем себе здесь келию". Как удивительно вписываются в природный ландшафт наши монастыри и церкви, и как диссонируют с ним наши современные постройки - коробки санаториев, фабрик и жилых домов.
Красота идет от природы. У нее учились великие художники прошлого. Мы восхищаемся красотою наших шатровых храмов и колоколен, - но это же наши родные ели.
...Ранним туманным утром мы подплывали спецрейсом к Кижам, всматривались вдаль. "Вон Кижи!" - неоднократно раздавались восклицания на палубе. Когда же подплывали ближе, то оказывалось, что за силуэты храмов Кижей принимались группы елей на каком-либо из островов архипелага.
- Кижи!
- Да, нет, опять ели.
- Нет, это Кижи.
Вот так мы увидели изумительный памятник древнерусского зодчества.
...Я ехал по дороге из Термеза в Самарканд предгорьями Гиссара. Быстро садилось южное солнце. Вдруг в останцах выветривания на противоположном берегу реки Широбад я увидел индийские пагоды. Вспомнилось, что аналогичные отложения развиты в Индии в предгорьях Гималаев. - Не их ли останцы послужили прообразом архитектуры пагод?
Красота спасет, мир, - говорили великие художники России, писатель и мастер живописи. Чтобы погубить мир, надо уничтожить красоту, подменить истинную красоту ложной, внедрить в сознание человека противоестественные образцы, противоестественные, разрушающие здоровье звуки.
В книге "Я побывал в сказочной стране" швед Кнут Гамсун писал: "Я бывал в четырех из пяти частей света, но ничего подобного Московскому Кремлю я не видел <...> Москва - это нечто сказочное. С Московского Кремля открывается вид на целое море красоты! Я не представлял, что на земле может существовать подобный город".
Это целое море красоты!
И этой красоты не стало. Включив рубильник для взрыва храма Христа Спасителя, человек, имевший власть, сказал: "Мы не так еще задерем юбку матушке России".
В течении десятилетий красота сознательно и бессознательно уничтожалась. Это не могло не сказаться на нравственном состоянии общества [32]. Не случайно в районах новой застройки с их безликими домами, в районах, лишенных красоты, преступность выше, чем в старых районах русских городов.
Приобщение детей к красоте - важнейшая воспитательная задача родителей. Прежде всего надо научить ребенка чувствовать и видеть красоту в природе, в церковных и монастырских ансамблях. Он должен видеть богатство красок, нюансы их переходов, красоту неба. Остановите его внимание на многообразии зеленого цвета, приучите его различать леса и деревья по шуму их кроны.
"Лес шумел...
В этом лесу всегда стоял шум - ровный, протяжный, как отголосок дальнего звона, спокойный и смутный, как тихая песня без слов, как неясное воспоминание о прошедшем. В нем всегда стоял шум, потому что это был старый дремучий бор, которого не касались еще пила и топор лесного барышника" (Короленко).
А какую гамму чувств возбуждают напевы и рассказы арчевых [33] лесов...
Ребенка надо научить любить пение птиц, красоту цветов, лесные полянки, синеющие дали, краски восходов и закатов солнца, обратить его внимание на всю эту красоту. Хорошо ходить в лес, где можно петь, играть (дети есть дети), но не оглушайте окрестности роком, которого не выносят даже слоны.
Нигде так не читаются хвалебные гимны Богу, как на альпийских лугах в районах высокогорных ледников. А на некоторых лесных лужайках кажется, что здесь надо, как в храме, служить всенощное бдение - на них сами звучат песнопения полиелея, вершать литургию.
В течение десятилетий проповедовалась борьба с природой, с пережитками прошлого. Победили в этой борьбе и... чтобы исправить делание рук своих, заговорили об экологии и охране окружающей среды.
Воспитание в ребенке чувства любви к природе, умение видеть ее красоту спасет впоследствии человека от многих патологических увлечений в искусстве. Это воспитание начинается с самого малого возраста. Младенца с колыбели должна окружать красота. Ходящую кроху надо учить видеть красоту цветов, деревьев, летающих бабочек. Чувство красоты природы заложено в человеке с появлением на свет. Надо не губить, а развивать это чувство всеми доступными родителям средствами.
Мы очень часто не замечаем красоты природы, красоты человеческой личности, человеческого лица, так как воспринимаем их в виде определенных стереотипов, а сами смотреть не умеем. Над Клодом Моне издевались за его фиолетовые туманы, - туман должен быть серым, - а после его картин все стали видеть эти фиолетовые тона. Импрессионисты открыли ошеломляющую для человека с Востока воздушную перспективу Западной Европы, - Н. К. Рерих заставил нас осознать ее практическое отсутствие в горах Центральной Азии.
Какую сокровенную красоту, зовущую к размышлениям и молитвам, раскрывают перед нами отечественные пейзажисты. Краски поражают и сливаются со звуками. Не случайно одну из своих картин И. Левитан назвал "Вечерний звон".
Надо использовать все возможности для того, чтобы приобщить детей к шедеврам мирового искусства. Важно раскрывать религиозное, библейское содержание картин. Для малышей приобщение к шедеврам может начаться с репродукций, а школьников, если позволяют условия, следует водить в музеи.
К сожалению, большинство не умеет видеть картины, а экскурсоводы этому, как правило, не учат. Они рассказывают о содержании картин, об истории их создания, о мастере, но не приучают всматриваться в картину, не призывают к личному ее восприятию. А с картиной надо иногда побывать и наедине.
С возникновением фотографии частично изменились наши требования к изобразительному искусству, нам больше не нужна его фотографичность. Уезжая в далекие экспедиции, мы берем с собой не художника, а фотоаппарат. От живописи и графики мы ждем человеческого отношения к изображаемому объекту, в них мы ищем человеческую мысль, человеческое чувство. Отсюда в искусстве все сильнее становится символичность содержания даже при самой реалистической форме изображения. В целом это влечет за собой и изменение технической манеры письма, композиционного построения картин.
Однако принцип красоты остается прежним - от природы, от совершенства ее формы. Идя от природы, мы отправляемся в своем творчестве от красоты Божиего мира. Это требует профессионального мастерства, восторга перед окружающей нас красотой. Небрежность ремесленника увеличивает гонорары, но не несет в мир красоту.
В экстравагантности картины, в нарочитой уродливости, в противоестественности форм проявляется тщеславие художника - не могу как классики, но выдавлю такое творение, которого еще никто не показывал зрителям. Это замечание сохраняет свою справедливость и в случае, если художник может писать "как классик", - в поиске "новых форм" искусства зачастую главную роль играет тщеславие, хотя иногда и неосознанное.
Тяга художников, даже отлично владеющих техникой, к противоестественности, к уродливости является отражением глубинных душевных и духовных сдвигов и в художниках, и в обществе. В ней чувствуется богоборческое начало. Здесь есть над чем задуматься!
И в совершенстве форм может быть богоборческая опасность. Постоянно изображая демона, можно оказаться в психиатрической больнице. Но ведь какая красота тела, какая удивительная гамма красок. Гениально! - Но какой холод, какая пустота одиночества. Вот это и есть пленительный цветок ада, его обманчивое сияние в совершеннейших формах искусства.
Вполне закономерна связь многих тенденций в современном искусстве живописи, музыки, литературы и особенно кино с современной безнравственностью, развратом, садизмом. Во многих случаях искусство являлось предтечей наступающего падения нравов, а потом становилось глашатаем и катализатором этого падения.
Во многих детских книжках пугают уродливые изображения людей, животных, угнетает примитивизм рисунка, - ведь это убивает в ребенке чувство красоты, чувство любви к природе. Иллюстрации должны помочь детям полюбить и увидеть красоту окружающего мира, они призваны раскрывать содержание читаемого текста. Злые карикатуры могут быть полезны для взрослых, но не для детей с их неокрепшими вкусами и отношением к жизни.
На выставках современного искусства сплошь и рядом встречаются картины, свидетельствующие о психической ненормальности их авторов, о патологическом тщеславии.
Автор считает нужным оговорить, что он не отрицает современного искусства вообще. Некоторые виденные им музеи Западной Европы, абстракционистские картины произвели на него сильное положительное впечатление. Тем не менее в работе, посвященной домашней церкви, приходится подробно останавливаться на моральном аспекте искусства, ибо нравственное воспитание неразрывно связано с эстетическим.
Конечно, не каждый родитель может проводить с детьми занятия по изобразительному искусству, но каждому по силам подобрать для детей книги, репродукции, хотя бы открытки, водить в музеи и на экскурсии, привлекать в помощь себе друзей и знакомых. Малыши не будут читать серьезные искусствоведческие исследования, но с удовольствием и пользой посмотрят иллюстрации.
Эстетика каждой эпохи отражает ее этические идеалы, художественные вкусы человека, его нравственные устремления. Шаманские маски устрашают, вавилонские сооружения и крылатые быки подавляют, греческие скульптуры воспевают красоту человеческой плоти.
Христианское искусство поставило принципиально иные задачи: изобразить молитвенность, жертвенность, сострадание, устремленность к Богу, размышление о Божием домостроительстве, - невидимое сделать как бы видимым. Это породило особые формы изображения и его символичность. Икона призвана помогать молитвенной сосредоточенности, - в ней не должно быть ничего лишнего, отвлекающего от самого образа, от выраженной в линиях и красках духовной идеи, от смысла библейского или церковного события. Она помогает держать ум в молитве, мысленно восходить к Первообразу, ибо "не писанному образу поклоняемся в молитвах, а восходим к Первообразному", - учил свт. Василий Великий, а за ним преп. Иоанн Дамаскин [34] другие отцы и подвижники Церкви. Необычность красок, обилие золота, обратная перспектива, призывающая нас расширить душу свою перед вечностью, - все в этом искусстве ведет нас от дольнего к горнему, от земного к небесному.
Иконы с древности писались с молитвой и постом по благословению духоносных старцев и под их руководством. Иконы освящаются по особому чину; освящаются они и людскими перед ними молитвами, поэтому говорят: "намоленная икона". Молитва перед чудотворными образами приобретает особую слышимость.
Обилие деталей рассеивает внимание, а строгая реалистичность и жанровость изображения спускает в мир земной, превращает икону в картину. Мы признаем и живописные изображения евангельских событий и портреты святых; они даже необходимы для умной, рационалистической проповеди, но редко помогают молитвенному предстоянию.
Празднуя дни святых чудотворных икон, мы благодарственно вспоминаем чудеса и помощь, полученные по молитвам перед ними. Мы личным и народным опытом знаем: "яко почесть образа на первообразное восходит".
Младшим детям надо рассказывать о содержании и смысле той или иной православной иконы, приучать их видеть красоту икон, чувствовать их святость, воспринимать икону как помощницу в молитвенном делании. Помощь в молитве от иконы особенно нужна детям.
"Пред иконой Твоей припадаем".
"О преславнаго чудесе! - поем мы перед иконой Богородицы, именуемой Державная. - Небеси и земли Царица, от святых сродников наших умоляемая, до ныне Землю Русскую покрывает и лика Своего изображениями милостиво обогащает. О Владычице Державная! Не престани и на будущее время во утверждение на Руси Православия милости и чудеса изливати до века. Аминь".
Старшим детям можно раскрыть икону как молитвенное умозрение в красках, познакомить их с символикой икон и судьбой наиболее известных на Руси чудотворных икон, которые хранятся не только в церквах и музеях, но и в некоторых семьях. С ними иногда чудодейственным образом переплетаются судьбы родов. Такие сведения необходимо передавать из поколения в поколения. Старшеклассникам и студентам можно посоветовать прочесть "Умозрение в красках" Е. Н. Трубецкого [35], "Иконостас" о. Павла Флоренского [36], а также статьи М. Н. Соколовой (монахини Иулиании) [37].
Из всей известной автору довольно обширной литературы об иконописи наиболее глубокими - при краткости изложения - являются две статьи Марии Николаевны Соколовой, в монашестве Иулиании. Они не только раскрывают религиозно-церковное значение иконописи и ее соотношение со светской живописью, но вводят в духовный мир иконописца.
"Церковное изобразительное искусство как часть жизни Церкви, - пишет мать Иулиания, - своим подлинным содержанием имеет православное богословие в целом, все учение Церкви, соборный духовный опыт отцов, учителей Церкви и всех подвижников благочестия, опыт, связанный с богослужением". Готовясь к своему труду, древний иконописец готовил прежде всего себя самого к подвигу иконописания через молитву и пост, через послушание своему духовнику-руководителю, то есть он готовился через самоотречение для того, чтобы в его святое церковное дело не вторглась человеческая самолюбивая природа и исказила Божественные истины, чтобы самому приблизиться насколько возможно к миру, которого ему предстоит касаться кистью".
"Без хотя бы начального прозрения в области духовной жизни, что может дать в своем искусстве человек, чуждый этой жизни?". Она отмечает, что у икон обычно имеется два автора - подвижник, духовный руководитель и послушник-иконописец, выполняющий волю первого. Ее известная икона "Русские святые" написана ею под руководством еп. Афанасия (Сахарова), составителя службы "Всем святым, в земле Российской просиявшим".
В статьях матушки Иулиании высвечивается ее собственный опыт молитвенного делания. По сравнению с этими статьями работы Е. Н. Трубецкого и о. Павла Флоренского кажутся написанными сторонними наблюдателями.
Следует отметить также и работу архиепископа Сергия (Голубцова) "Воплощение богословских идей в творчестве преподобного Андрея Рублева" [38]. Названные работы, особенно краткие и емкие публикации монахини Иулиании, имеют важное значение для религиозного эстетического воспитания, для понимания иконописи и церковного отношения к ней, причем нужно сказать, что работы о. Павла и архиепископа Сергия более трудны для понимания.
Расписав Владимирский собор в Киеве, Васнецов сказал: "Я поставил свечку Богу". Как огонек лампады перед иконой, возносятся к небу луковки наших русских церквей. Если иконостас есть умозрение в красках, то внешность храма - это умозрение в камне или дереве. В нем в целом, в храмовом богослужении - молитвенный синтез всего искусства, всего богословия. В нем совершаются величайшие христианские таинства.
Поэтому в основе отношения к храму должно быть его религиозное, а не эстетическое восприятие. Последнее не отрицается, но для православного христианина оно должно быть производным его веры. Именно религиозное восприятие и молитва строителей и иконописцев сделали храм эстетически прекрасным. Не понимая этого, неверующие пытаются разгадать причины красоты, в нем заключенной. Но тщетно! Ибо не воспринимаемая ими надмирносущность Церкви сообщила и всем ее внешним проявлениям - архитектуре храмов, древней иконописи, облачению духовенства - особые формы, особые композиции. Строителям храмов и иконописцам путем личного подвига под руководством духоносных отцов надо было "прозреть в духовной области, жить в ней, ощущать ее реальность, дышать ее воздухом - молитвой, почувствовать ее умеренность и бескорыстие, радость благоговейного предстояния пред Лицем Божиим" (Монахиня Иулиания).
Особый разговор - приучить детей видеть красоту православного храма, понимать его символику, воспитать отношение к храму как к месту святому, к дому молитвы. Полюбуйтесь красотою храма или монастырского ансамбля вместе с ребенком, молитвенно вместе с ним войдите в двери храма. Ваше отношение к прекрасному и святому найдет отклик в душе сына или дочери.
Для эстетического воспитания старших школьников полезно иметь дома книги по искусству и архитектуре. Хороши серии "Дорога к прекрасному", "Художественные памятники XII-XIX веков", издаваемые в течение многих лет издательством "Искусство" и рассчитанные на широкий круг читателей. В настоящее время публикуется много фундаментальных, прекрасно иллюстрированных книг для специалистов и знатоков. К сожалению, духовно-религиозный элемент в некоторых изданиях либо отсутствует, либо сильно приглушен, однако даже рассмотрение приводимых в них иллюстраций может оказать большое влияние на эстетическое и нравственное воспитание детей.
Чувство красоты в природе, в светской живописи и архитектуре поможет детям углубиться в понимание содержания и эстетики церковного зодчества и иконописи.
С самого младенчества необходимо воспитывать в детях чувство прекрасного в природе, благоговейное отношение к иконе, затем приобщить к шедеврам мирового изобразительного искусства, а после этого раскрывать всю глубину иконописи, этого умозрения в красках. Вспомним слова свт. Василия Великого, приведенные выше:
"...Славный Моисей <...> сперва упражнял свой ум египетскими науками, а потом приступил к созерцанию Сущего", премудрый Даниил сначала "изучал халдейскую мудрость, а затем уже коснулся Божественных уроков".
Так же и мы должны вводить детей в разные виды искусства.

* * *

Примечание

"Теоретические" работы Рериха и членов его семьи никак нельзя рекомендовать для христианского чтения; речь идет только о его живописи, - это еще один пример двойственности в искусстве, когда творчество и личность художника далеко расходятся. Для нас классический пример этого - художественное творчество гениального Льва Толстого и его же религиозные заблуждения. ^

В связи с этим возрождение храма Христа Спасителя имеет не только религиозное, но и огромное нравственное значение. - Изд.^

Арча - дерево, растущее в Средней Азии, где автор систематически бывал в экспедициях. - Изд. ^

Св. Иоанн Дамаскин. Три защитительных слова против порицающих Святые иконы или изображения. СПб., 1893. ^

Трубецкой Е. Н. Умозрение в красках. М., 1915; см. также Он же. Два мира в древне-русской живописи. М., 1916; Он же. Россия в ее иконе // Русская мысль. Кн. I, II. 1918 (указанные три работы проф. Е. Н. Трубецкого изданы в одной книге в Париже в 1965 г. под общим названием "Умозрение в красках", они же под названием "Три очерка о русской иконе" изданы в Новосибирске в 1991 г. и затем неоднократно переиздавались). ^

Свящ. Павел Флоренский. Иконостас // Богословские труды. Сб. 9. 1972, сс. 83-148. ^

Соколова М. Н. О древней иконописи // ЖМП. 1975, № 6, сс. 72-78; Она же. Картина и икона // ЖМП. 1981, № 7, с. 73. Жизни и деятельности М. Н. Соколовой посвящены две статьи в ЖМП (1975, № 5, сс. 25-7; 1981, № 7, сс. 16-19). Их следует дополнить следующим. Первым духовником ее был прозорливый священник-старец о. Алексий Мечев. Она возрастала в его общине на Маросейке, которую после его смерти и возглавил его сын о. Сергий. Эта община представляла монастырь в миру. В ее жизни Маруся Соколова принимала активное участие, занималась реставрацией и иконописью. Какая-то удивительная атмосфера мирности и спокойствия царила в ее скромной квартире на втором этаже старого дома у Андрониевской площади. От Марии Николаевны уже тогда веяло духовной сосредоточенностью и трудолюбием, когда она склонялась над иконописными досками или рисунками, а когда занималась другими делами, казалось, что она любовно и скромно приходит из другого мира. ^

Богословские труды. Сб. 23. 1981, сс. 3-74. Архиепископ Сергий сам был иконописцем, учился в Московской Духовной Академии, преподавал в ней, был епископом Новгородским, а последние годы проживал на покое в Лавре, продолжая заниматься иконописью. Его дед был ректором Академии. ^

Источник: http://www.wco.ru/biblio

<h4>(по книге профессора, протоиерея Глеба Каледы "Домашняя церковь")</h4>

<p style="text-align: center;"><strong>* * *</strong></p>

<p style="text-align: justify;">Искусство обладает значительно большей силой индивидуального воздействия на психику человека, и тем более ребенка и подростка, чем наука с ее абстрагированными формулами. Большинство людей, особенно дети, воспринимает мир прежде всего в виде образов окружающей жизни и природы. Эти живые образы заставляют думать, чувствовать красоту мира, радость и горе других людей. <br /> Основной формой проповеди Иисуса Христа были притчи - короткие рассказы. В своих беседах с народом Он использовал поэтические образы и сравнения. Притчи легко запоминаются. Читая Евангелие, мы обнаруживаем все новые и новые грани их глубокого содержания. По притчам мы оцениваем себя и свои поступки. Раскрытием их смысла на всех языках мира почти две тысячи лет занимаются проповедники. Христос учил на примерах, понятных Его слушателям. <br /> Большое воспитующее значение имеют рассказы и предания о жизни святых подвижников и мучеников. В этих повествованиях нередко разрешаются многие антиномии христианского вероучения, жизни и нравственности. <br /> Живые жизни, обобщаясь и преломляясь в сознании, превращаются в синтетические, художественные образы, порождают фантазию, а ассимилируясь, - идеи научных гипотез и теорий, или, отходя от реальной жизни - фантастику. <br /> "Ничто - ни слова, ни мысли, ни даже поступки наши, - писал К. Д. Ушинский, - не выражают так ясно и верно нас самих и наши отношения к миру, как наши чувствования: в них слышен характер не отдельной мысли, не отдельного решения, а всего содержания души нашей и ее строя". <br /> Искусство воздействует прежде всего на чувства, воспитывает их, трансформирует их в том или другом направлении. <br /> Соприкасаясь с искусством и вводя его в дом, приучая к нему детей, необходимо осознавать, что оно очень разнообразно по своей моральной, духовной сущности и эстетическому совершенству. И у ада есть свой соблазнительный цветок и свое обманчивое сияние. Грех не был бы так пленителен, если бы он не одевался порою красочными покрывалами эстетизма и ложной любви, утонченной чувственности и обманчивых идей. <br /> Эти покрывала сотканы из не всегда видимых сетей и яркие краски на них быстро линяют, оставляя на уловленных жертвах безобразные пятна. В эти сети попадали и отдельные личности, и целые народы. <strong>Что</strong> скрывалось под лозунгами социальной и сексуальной свободы, равенства и братства, за их победными маршами - все это мы, люди среднего и пожилого возраста, хорошо знаем и на опыте личной жизни, и на историческом опыте многих народов. <br /> В. А. Жуковский писал: Поэзия - религии небесной/ Сестра родная... <br /> Его мысль продолжал Ф. Тютчев: Она с небес слетает к нам -/ Небесная к земным сынам,/ С лазурной ясностью во взоре -/ И на бунтующее море/ Льет примирительный елей. <br /> Но вот ницшеанские мотивы: Беззаботными, насмешливыми,/ Творящими насилие -/ Такими хочет вас мудрость. <br /> Какой смысл автор этого афоризма вкладывает в слово <em>мудрость? </em> - Мудрость зла? <br /> А вот из песен, популяризировавшихся в 20-х гг.: <br /> "Кто не с нами, тот наш враг, тот должен пасть". <br /> "Долой, долой, монахов,/ Долой, долой попов,/ Мы на небо залезем,/ Разгоним всех богов". <br /> Какие жертвы, сколько страданий, крови за этими бодрыми стихами, реализованными в исторической практике жизни! Что они оправдывали? На что они толкали?.. Искусство!.. <br /> Дела, к которым призывали эти брошенные в массы частушки, отозвались "Реквиемом" Анны Ахматовой: <br /> "Хотелось бы всех поименно назвать,/ Да отняли список, и негде узнать./ Для них соткала я широкий покров/ Из бедных, у них же подслушанных слов./ О них вспоминаю всегда и везде,/ О них не забуду и в новой беде./ И если зажмут мой измученный рот,/ Которым кричит стомильонный народ,/ Пусть так же они поминают меня/ В канун моего погребального Дня". <br /> Из векового прошлого доносятся до нас и такие молитвы: <br /> "Услышь меня, Боже, в предсмертный мой час/ Язык мой немеет и взор мой угас,/ Но в сердце любовь и прощение/ Прости мне мои прегрешения", - молится измученный пытками Василий Шибанов в балладе А. К. Толстого. <br /> И все это называется искусством! Оно, как и наука, способно служить и добру и злу. В последнее время много говорят о моральной ответственности ученых в связи с созданием атомной бомбы, лазерного оружия и генной инженерии. Такой же подход закономерен и к работникам искусства. Они, правда, обычно не несут непосредственно смерти, но они много приложили усилий к развращению рода человеческого: гангстерские фильмы, опоэтизированное описание свободной любви и разврата, восхваление грубой силы и ненависти. Вместе с тем, вероятно, ничто так не способно воспитать в человеке добро и соучастие к другому, как искусство, особенно художественная литература. <br /> Родителям следует очень внимательно отнестись к чтению детей и подростков, к приобщению их к музыке и другим видам искусства, памятуя о их коварном многообразии. Не на всякую грань искусства надо смотреть, не всякие звуки надо слушать, не все книги читать. "Тлят бо юношу беседы злы", - "Блажен муж иже не иде на совет нечестивых". <br /> Красота заложена в природе, - в этом акте Божественного Творчества. Восхищение перед красотой природы, красотой человеческого тела можно найти в разных местах Священного Писания: "Потому что я дивно устроен", - восхищается Псалмопевец (Пс 138:14). "Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь" (Пс 18:2). "Красота спасет мир", - считали такие разные по своему мироощущению люди как Ф. М. Достоевский и Н. К. Рерих <a name="b31"></a><a href="#a31">[31]</a>. <br /> Удивительное чувство красоты было присуще подвижникам и отшельникам. Какие места они выбирали для своих подвигов и монастырей? <br /> Когда преподобные Кирилл и Ферапонт поднялись на гору Маур, то, увидев залив Белого озера, они воскликнули: "Место сие зело красно есть. Сделаем себе здесь келию". Как удивительно вписываются в природный ландшафт наши монастыри и церкви, и как диссонируют с ним наши современные постройки - коробки санаториев, фабрик и жилых домов. <br /> Красота идет от природы. У нее учились великие художники прошлого. Мы восхищаемся красотою наших шатровых храмов и колоколен, - но это же наши родные ели. <br /> ...Ранним туманным утром мы подплывали спецрейсом к Кижам, всматривались вдаль. "Вон Кижи!" - неоднократно раздавались восклицания на палубе. Когда же подплывали ближе, то оказывалось, что за силуэты храмов Кижей принимались группы елей на каком-либо из островов архипелага. <br /> - Кижи! <br /> - Да, нет, опять ели. <br /> - Нет, это Кижи. <br /> Вот так мы увидели изумительный памятник древнерусского зодчества. <br /> ...Я ехал по дороге из Термеза в Самарканд предгорьями Гиссара. Быстро садилось южное солнце. Вдруг в останцах выветривания на противоположном берегу реки Широбад я увидел индийские пагоды. Вспомнилось, что аналогичные отложения развиты в Индии в предгорьях Гималаев. - Не их ли останцы послужили прообразом архитектуры пагод? <br /> <em>Красота спасет, мир</em>, - говорили великие художники России, писатель и мастер живописи. Чтобы погубить мир, надо уничтожить красоту, подменить истинную красоту ложной, внедрить в сознание человека противоестественные образцы, противоестественные, разрушающие здоровье звуки. <br /> В книге "Я побывал в сказочной стране" швед Кнут Гамсун писал: "Я бывал в четырех из пяти частей света, но ничего подобного Московскому Кремлю я не видел &lt;...&gt; Москва - это нечто сказочное. С Московского Кремля открывается вид на целое море красоты! Я не представлял, что на земле может существовать подобный город". <br /> Это целое море красоты! <br /> И этой красоты не стало. Включив рубильник для взрыва храма Христа Спасителя, человек, имевший власть, сказал: "Мы не так еще задерем юбку матушке России". <br /> В течении десятилетий красота сознательно и бессознательно уничтожалась. Это не могло не сказаться на нравственном состоянии общества <a name="b32"></a><a href="#a32">[32]</a>. Не случайно в районах новой застройки с их безликими домами, в районах, лишенных красоты, преступность выше, чем в старых районах русских городов. <br /> Приобщение детей к красоте - важнейшая воспитательная задача родителей. Прежде всего надо научить ребенка чувствовать и видеть красоту в природе, в церковных и монастырских ансамблях. Он должен видеть богатство красок, нюансы их переходов, красоту неба. Остановите его внимание на многообразии зеленого цвета, приучите его различать леса и деревья по шуму их кроны. <br /> "Лес шумел... <br /> В этом лесу всегда стоял шум - ровный, протяжный, как отголосок дальнего звона, спокойный и смутный, как тихая песня без слов, как неясное воспоминание о прошедшем. В нем всегда стоял шум, потому что это был старый дремучий бор, которого не касались еще пила и топор лесного барышника" (Короленко). <br /> А какую гамму чувств возбуждают напевы и рассказы арчевых <a name="b33"></a><a href="#a33">[33]</a> лесов... <br /> Ребенка надо научить любить пение птиц, красоту цветов, лесные полянки, синеющие дали, краски восходов и закатов солнца, обратить его внимание на всю эту красоту. Хорошо ходить в лес, где можно петь, играть (дети есть дети), но не оглушайте окрестности роком, которого не выносят даже слоны. <br /> Нигде так не читаются хвалебные гимны Богу, как на альпийских лугах в районах высокогорных ледников. А на некоторых лесных лужайках кажется, что здесь надо, как в храме, служить всенощное бдение - на них сами звучат песнопения полиелея, вершать литургию. <br /> В течение десятилетий проповедовалась борьба с природой, с пережитками прошлого. Победили в этой борьбе и... чтобы исправить делание рук своих, заговорили об экологии и охране окружающей среды. <br /> Воспитание в ребенке чувства любви к природе, умение видеть ее красоту спасет впоследствии человека от многих патологических увлечений в искусстве. Это воспитание начинается с самого малого возраста. Младенца с колыбели должна окружать красота. Ходящую кроху надо учить видеть красоту цветов, деревьев, летающих бабочек. Чувство красоты природы заложено в человеке с появлением на свет. Надо не губить, а развивать это чувство всеми доступными родителям средствами. <br /> Мы очень часто не замечаем красоты природы, красоты человеческой личности, человеческого лица, так как воспринимаем их в виде определенных стереотипов, а сами смотреть не умеем. Над Клодом Моне издевались за его фиолетовые туманы, - туман должен быть серым, - а после его картин все стали видеть эти фиолетовые тона. Импрессионисты открыли ошеломляющую для человека с Востока воздушную перспективу Западной Европы, - Н. К. Рерих заставил нас осознать ее практическое отсутствие в горах Центральной Азии. <br /> Какую сокровенную красоту, зовущую к размышлениям и молитвам, раскрывают перед нами отечественные пейзажисты. Краски поражают и сливаются со звуками. Не случайно одну из своих картин И. Левитан назвал "Вечерний звон". <br /> Надо использовать все возможности для того, чтобы приобщить детей к шедеврам мирового искусства. Важно раскрывать религиозное, библейское содержание картин. Для малышей приобщение к шедеврам может начаться с репродукций, а школьников, если позволяют условия, следует водить в музеи. <br /> К сожалению, большинство не умеет видеть картины, а экскурсоводы этому, как правило, не учат. Они рассказывают о содержании картин, об истории их создания, о мастере, но не приучают всматриваться в картину, не призывают к личному ее восприятию. А с картиной надо иногда побывать и наедине. <br /> С возникновением фотографии частично изменились наши требования к изобразительному искусству, нам больше не нужна его фотографичность. Уезжая в далекие экспедиции, мы берем с собой не художника, а фотоаппарат. От живописи и графики мы ждем человеческого отношения к изображаемому объекту, в них мы ищем человеческую мысль, человеческое чувство. Отсюда в искусстве все сильнее становится символичность содержания даже при самой реалистической форме изображения. В целом это влечет за собой и изменение технической манеры письма, композиционного построения картин. <br /> Однако принцип красоты остается прежним - от природы, от совершенства ее формы. Идя от природы, мы отправляемся в своем творчестве от красоты Божиего мира. Это требует профессионального мастерства, восторга перед окружающей нас красотой. Небрежность ремесленника увеличивает гонорары, но не несет в мир красоту. <br /> В экстравагантности картины, в нарочитой уродливости, в противоестественности форм проявляется тщеславие художника - не могу как классики, но выдавлю такое творение, которого еще никто не показывал зрителям. Это замечание сохраняет свою справедливость и в случае, если художник может писать "как классик", - в поиске "новых форм" искусства зачастую главную роль играет тщеславие, хотя иногда и неосознанное. <br /> Тяга художников, даже отлично владеющих техникой, к противоестественности, к уродливости является отражением глубинных душевных и духовных сдвигов и в художниках, и в обществе. В ней чувствуется богоборческое начало. Здесь есть над чем задуматься! <br /> И в совершенстве форм может быть богоборческая опасность. Постоянно изображая демона, можно оказаться в психиатрической больнице. Но ведь какая красота тела, какая удивительная гамма красок. Гениально! - Но какой холод, какая пустота одиночества. Вот это и есть пленительный цветок ада, его обманчивое сияние в совершеннейших формах искусства. <br /> Вполне закономерна связь многих тенденций в современном искусстве живописи, музыки, литературы и особенно кино с современной безнравственностью, развратом, садизмом. Во многих случаях искусство являлось предтечей наступающего падения нравов, а потом становилось глашатаем и катализатором этого падения. <br /> Во многих детских книжках пугают уродливые изображения людей, животных, угнетает примитивизм рисунка, - ведь это убивает в ребенке чувство красоты, чувство любви к природе. Иллюстрации должны помочь детям полюбить и увидеть красоту окружающего мира, они призваны раскрывать содержание читаемого текста. Злые карикатуры могут быть полезны для взрослых, но не для детей с их неокрепшими вкусами и отношением к жизни. <br /> На выставках современного искусства сплошь и рядом встречаются картины, свидетельствующие о психической ненормальности их авторов, о патологическом тщеславии. <br /> Автор считает нужным оговорить, что он не отрицает современного искусства вообще. Некоторые виденные им музеи Западной Европы, абстракционистские картины произвели на него сильное положительное впечатление. Тем не менее в работе, посвященной домашней церкви, приходится подробно останавливаться на моральном аспекте искусства, ибо нравственное воспитание неразрывно связано с эстетическим. <br /> Конечно, не каждый родитель может проводить с детьми занятия по изобразительному искусству, но каждому по силам подобрать для детей книги, репродукции, хотя бы открытки, водить в музеи и на экскурсии, привлекать в помощь себе друзей и знакомых. Малыши не будут читать серьезные искусствоведческие исследования, но с удовольствием и пользой посмотрят иллюстрации. <br /> Эстетика каждой эпохи отражает ее этические идеалы, художественные вкусы человека, его нравственные устремления. Шаманские маски устрашают, вавилонские сооружения и крылатые быки подавляют, греческие скульптуры воспевают красоту человеческой плоти. <br /> Христианское искусство поставило принципиально иные задачи: изобразить молитвенность, жертвенность, сострадание, устремленность к Богу, размышление о Божием домостроительстве, - невидимое сделать как бы видимым. Это породило особые формы изображения и его символичность. Икона призвана помогать молитвенной сосредоточенности, - в ней не должно быть ничего лишнего, отвлекающего от самого образа, от выраженной в линиях и красках духовной идеи, от смысла библейского или церковного события. Она помогает держать ум в молитве, мысленно восходить к Первообразу, ибо "не писанному образу поклоняемся в молитвах, а восходим к Первообразному", - учил свт. Василий Великий, а за ним преп. Иоанн Дамаскин <a name="b34"></a><a href="#a34">[34]</a> другие отцы и подвижники Церкви. Необычность красок, обилие золота, обратная перспектива, призывающая нас расширить душу свою перед вечностью, - все в этом искусстве ведет нас от дольнего к горнему, от земного к небесному. <br /> Иконы с древности писались с молитвой и постом по благословению духоносных старцев и под их руководством. Иконы освящаются по особому чину; освящаются они и людскими перед ними молитвами, поэтому говорят: "намоленная икона". Молитва перед чудотворными образами приобретает особую слышимость. <br /> Обилие деталей рассеивает внимание, а строгая реалистичность и жанровость изображения спускает в мир земной, превращает икону в картину. Мы признаем и живописные изображения евангельских событий и портреты святых; они даже необходимы для умной, рационалистической проповеди, но редко помогают молитвенному предстоянию. <br /> Празднуя дни святых чудотворных икон, мы благодарственно вспоминаем чудеса и помощь, полученные по молитвам перед ними. Мы личным и народным опытом знаем: "яко почесть образа на первообразное восходит". <br /> Младшим детям надо рассказывать о содержании и смысле той или иной православной иконы, приучать их видеть красоту икон, чувствовать их святость, воспринимать икону как помощницу в молитвенном делании. Помощь в молитве от иконы особенно нужна детям. <br /> "Пред иконой Твоей припадаем". <br /> "О преславнаго чудесе! - поем мы перед иконой Богородицы, именуемой Державная. - Небеси и земли Царица, от святых сродников наших умоляемая, до ныне Землю Русскую покрывает и лика Своего изображениями милостиво обогащает. О Владычице Державная! Не престани и на будущее время во утверждение на Руси Православия милости и чудеса изливати до века. Аминь". <br /> Старшим детям можно раскрыть икону как молитвенное умозрение в красках, познакомить их с символикой икон и судьбой наиболее известных на Руси чудотворных икон, которые хранятся не только в церквах и музеях, но и в некоторых семьях. С ними иногда чудодейственным образом переплетаются судьбы родов. Такие сведения необходимо передавать из поколения в поколения. Старшеклассникам и студентам можно посоветовать прочесть "Умозрение в красках" Е. Н. Трубецкого <a name="b35"></a><a href="#a35">[35]</a>, "Иконостас" о. Павла Флоренского <a name="b36"></a><a href="#a36">[36]</a>, а также статьи М. Н. Соколовой (монахини Иулиании) <a name="b37"></a><a href="#a37">[37]</a>. <br /> Из всей известной автору довольно обширной литературы об иконописи наиболее глубокими - при краткости изложения - являются две статьи Марии Николаевны Соколовой, в монашестве Иулиании. Они не только раскрывают религиозно-церковное значение иконописи и ее соотношение со светской живописью, но вводят в духовный мир иконописца. <br /> "Церковное изобразительное искусство как часть жизни Церкви, - пишет мать Иулиания, - своим подлинным содержанием имеет православное богословие в целом, все учение Церкви, соборный духовный опыт отцов, учителей Церкви и всех подвижников благочестия, опыт, связанный с богослужением". Готовясь к своему труду, древний иконописец готовил прежде всего <strong>себя</strong> самого к подвигу иконописания через молитву и пост, через послушание своему духовнику-руководителю, то есть он готовился через самоотречение для того, чтобы в его святое церковное дело не вторглась человеческая самолюбивая природа и исказила Божественные истины, чтобы самому приблизиться насколько возможно к миру, которого ему предстоит касаться кистью". <br /> "Без хотя бы начального прозрения в области духовной жизни, что может дать в своем искусстве человек, чуждый этой жизни?". Она отмечает, что у икон обычно имеется два автора - подвижник, духовный руководитель и послушник-иконописец, выполняющий волю первого. Ее известная икона "Русские святые" написана ею под руководством еп. Афанасия (Сахарова), составителя службы "Всем святым, в земле Российской просиявшим". <br /> В статьях матушки Иулиании высвечивается ее собственный опыт молитвенного делания. По сравнению с этими статьями работы Е. Н. Трубецкого и о. Павла Флоренского кажутся написанными сторонними наблюдателями. <br /> Следует отметить также и работу архиепископа Сергия (Голубцова) "Воплощение богословских идей в творчестве преподобного Андрея Рублева" <a name="b38"></a><a href="#a38">[38]</a>. Названные работы, особенно краткие и емкие публикации монахини Иулиании, имеют важное значение для религиозного эстетического воспитания, для понимания иконописи и церковного отношения к ней, причем нужно сказать, что работы о. Павла и архиепископа Сергия более трудны для понимания. <br /> Расписав Владимирский собор в Киеве, Васнецов сказал: "Я поставил свечку Богу". Как огонек лампады перед иконой, возносятся к небу луковки наших русских церквей. Если иконостас есть умозрение в красках, то внешность храма - это умозрение в камне или дереве. В нем в целом, в храмовом богослужении - молитвенный синтез всего искусства, всего богословия. В нем совершаются величайшие христианские таинства. <br /> Поэтому в основе отношения к храму должно быть его религиозное, а не эстетическое восприятие. Последнее не отрицается, но для православного христианина оно должно быть производным его веры. Именно религиозное восприятие и молитва строителей и иконописцев сделали храм эстетически прекрасным. Не понимая этого, неверующие пытаются разгадать причины красоты, в нем заключенной. Но тщетно! Ибо не воспринимаемая ими надмирносущность Церкви сообщила и всем ее внешним проявлениям - архитектуре храмов, древней иконописи, облачению духовенства - особые формы, особые композиции. Строителям храмов и иконописцам путем личного подвига под руководством духоносных отцов надо было "прозреть в духовной области, жить в ней, ощущать ее реальность, дышать ее воздухом - молитвой, почувствовать ее умеренность и бескорыстие, радость благоговейного предстояния пред Лицем Божиим" (Монахиня Иулиания). <br /> Особый разговор - приучить детей видеть красоту православного храма, понимать его символику, воспитать отношение к храму как к месту святому, к дому молитвы. Полюбуйтесь красотою храма или монастырского ансамбля вместе с ребенком, молитвенно вместе с ним войдите в двери храма. Ваше отношение к прекрасному и святому найдет отклик в душе сына или дочери. <br /> Для эстетического воспитания старших школьников полезно иметь дома книги по искусству и архитектуре. Хороши серии "Дорога к прекрасному", "Художественные памятники XII-XIX веков", издаваемые в течение многих лет издательством "Искусство" и рассчитанные на широкий круг читателей. В настоящее время публикуется много фундаментальных, прекрасно иллюстрированных книг для специалистов и знатоков. К сожалению, духовно-религиозный элемент в некоторых изданиях либо отсутствует, либо сильно приглушен, однако даже рассмотрение приводимых в них иллюстраций может оказать большое влияние на эстетическое и нравственное воспитание детей. <br /> Чувство красоты в природе, в светской живописи и архитектуре поможет детям углубиться в понимание содержания и эстетики церковного зодчества и иконописи. <br /> С самого младенчества необходимо воспитывать в детях чувство прекрасного в природе, благоговейное отношение к иконе, затем приобщить к шедеврам мирового изобразительного искусства, а после этого раскрывать всю глубину иконописи, этого умозрения в красках. Вспомним слова свт. Василия Великого, приведенные выше: <br /> "...Славный Моисей &lt;...&gt; сперва упражнял свой ум египетскими науками, а потом приступил к созерцанию Сущего", премудрый Даниил сначала "изучал халдейскую мудрость, а затем уже коснулся Божественных уроков". <br /> Так же и мы должны вводить детей в разные виды искусства.</p>

<p style="text-align: center;"><strong>* * *</strong></p>

<p style="text-align: justify;"><strong>Примечание</strong></p>

<p style="text-align: justify;"><a name="a31">[31]</a> "Теоретические" работы Рериха и членов его семьи никак нельзя рекомендовать для христианского чтения; речь идет только о его живописи, - это еще один пример двойственности в искусстве, когда творчество и личность художника далеко расходятся. Для нас классический пример этого - художественное творчество гениального Льва Толстого и его же религиозные заблуждения. <a href="#b31">^</a></p>

<p style="text-align: justify;"><a name="a32">[32]</a> В связи с этим возрождение храма Христа Спасителя имеет не только религиозное, но и огромное нравственное значение. - <em>Изд</em>.<a href="#b32">^</a></p>

<p style="text-align: justify;"><a name="a33">[33]</a> Арча - дерево, растущее в Средней Азии, где автор систематически бывал в экспедициях. - Изд. <a href="#b33">^</a></p>

<p style="text-align: justify;"><a name="a34">[34]</a> Св. Иоанн Дамаскин. Три защитительных слова против порицающих Святые иконы или изображения. СПб., 1893. <a href="#b34">^</a></p>

<p style="text-align: justify;"><a name="a35">[35]</a> <em>Трубецкой Е. Н. </em> Умозрение в красках. М., 1915; см. также <em>Он же</em>. Два мира в древне-русской живописи. М., 1916; <em>Он же</em>. Россия в ее иконе // Русская мысль. Кн. I, II. 1918 (указанные три работы проф. Е. Н. Трубецкого изданы в одной книге в Париже в 1965 г. под общим названием "Умозрение в красках", они же под названием "Три очерка о русской иконе" изданы в Новосибирске в 1991 г. и затем неоднократно переиздавались). <a href="#b35">^</a></p>

<p style="text-align: justify;"><a name="a36">[36]</a> <em>Свящ. Павел Флоренский</em>. Иконостас // Богословские труды. Сб. 9. 1972, сс. 83-148. <a href="#b36">^</a></p>

<p style="text-align: justify;"><a name="a37">[37]</a> <em>Соколова М. Н. </em> О древней иконописи // ЖМП. 1975, № 6, сс. 72-78; <em>Она же. </em> Картина и икона // ЖМП. 1981, № 7, с. 73. Жизни и деятельности М. Н. Соколовой посвящены две статьи в ЖМП (1975, № 5, сс. 25-7; 1981, № 7, сс. 16-19). Их следует дополнить следующим. Первым духовником ее был прозорливый священник-старец о. Алексий Мечев. Она возрастала в его общине на Маросейке, которую после его смерти и возглавил его сын о. Сергий. Эта община представляла монастырь в миру. В ее жизни Маруся Соколова принимала активное участие, занималась реставрацией и иконописью. Какая-то удивительная атмосфера мирности и спокойствия царила в ее скромной квартире на втором этаже старого дома у Андрониевской площади. От Марии Николаевны уже тогда веяло духовной сосредоточенностью и трудолюбием, когда она склонялась над иконописными досками или рисунками, а когда занималась другими делами, казалось, что она любовно и скромно приходит из другого мира. <a href="#b37">^</a></p>

<p style="text-align: justify;"><a name="a38">[38]</a> Богословские труды. Сб. 23. 1981, сс. 3-74. Архиепископ Сергий сам был иконописцем, учился в Московской Духовной Академии, преподавал в ней, был епископом Новгородским, а последние годы проживал на покое в Лавре, продолжая заниматься иконописью. Его дед был ректором Академии. <a href="#b38">^</a></p>

<p style="text-align: right;"><em>Источник</em><strong><em>: </em><em><em><a href="http://www.wco.ru/biblio">http://www.wco.ru/biblio</a></em></em></strong></p>