(по книге профессора, протоиерея Глеба Каледы "Домашняя церковь")

***

Перефразируя известное выражение, можно сказать: "Скажи мне, что ты читаешь, и я скажу, кто ты". Чтение - это мощнейший инструмент формирования интересов и вкусов ребенка. Художественная литература знакомит с психологией, жизнью, бытом, характером людей, помогает человеку разбираться в жизни. Необходимость чтения и знания произведений "изящной словесности" для будущих священников-пастырей подчеркивал образованнейший богослов владыка Антоний (Храповицкий) в своем курсе "Пастырское богословие". На страницах предреволюционного журнала "Душеполезное чтение" отмечалось, что на уроках Закона Божия полезно использовать художественную литературу: это может оживить преподавание, сделать ближе и понятнее моральные заповеди и основы христианской веры, глубже осознать собственные религиозные переживания.

В русской литературе имеется множество прекрасных стихотворений, поэм, прозы с глубоким церковно-религиозным содержанием. Их можно найти в сочинениях Пушкина, Лермонтова, А. К. Толстого, В. С. Соловьева, К. Р. (псевдоним Великого князя Константина Романова) и многих других. Готовясь к елке и семейным утренникам по разным поводам, дети могут выучить и продекламировать многие из них. Глубина содержания и совершенство формы способны сыграть положительную роль в эстетическом, религиозном и этическом воспитании.
Детей надо приучать к внимательному, вдумчивому, выразительному чтению. Привычка к нему закладывается, когда младенцы слушают, как родители, бабушка и дедушка читают им сказки и короткие рассказы [39].
В настоящем очерке будут упоминаться некоторые литературные произведения. Ими, конечно, не ограничивается весь круг чтения и не все упоминаемое может оказаться доступным тем или иным родителям. Возможна замена. Важно формирование общей направленности детского чтения с учетом интереса, возраста и уровня развития ребенка.
Опыт показывает, что однолетки из разных семей и школ очень различаются по уровню развития и особенно - по своим религиозно-церковным познаниям. Поэтому автору пришлось отказаться от попыток составлять какие-либо конкретные рекомендации и списки детского чтения по возрастам. Пусть этим занимаются родители, учителя и наставники применительно к конкретным условиям жизни и характера своих питомцев.
Желательно, чтобы подростки прочли "Камо грядеши" Г. Сенкевича [40]. "Катакомбы", "Мученики Колизея", "Героиня веры" - увлекательные книги Евгении Тур о христианах первых веков. В ряду с ними можно поставить "Последние дни Помпеи".
Для домашнего чтения по ролям рекомендуется драма К. Р. "Царь Иудейский".
Большое впечатление на детей и подростков производят рассказы и легенды Н. С. Лескова о жизни христиан первых веков. В своем творчестве Лесков искал трех праведников, которыми держится земля [41].
Для детей и юношества хороши "Хижина дяди Тома" Г. Бичер-Стоу, "Отверженные" Виктора Гюго [42]. Их надо читать в полных, а не сокращенных "детиздатовских" публикациях, откуда при любой возможности исключались христианские мотивы. Христианское восприятие жизни у детей и подростков следует закреплять наглядными образами, используя художественную литературу.
Культурный человек должен знать классическую литературу своего народа и иметь представление о мировых шедеврах. Нет необходимости говорить о религиозном значении творчества Ф. М. Достоевского, одного из самых читаемых писателей Западной Европы. В ее маленьких кафе автор участвовал в спорах о нем и Толстом. Конечно, Достоевский в целом доступен только старшеклассникам и взрослому читателю [43]. Не самым удачным представляется включение в школьную программу "Преступления и наказания". Учащиеся среднего возраста могут прочесть "детские" главы из "Братьев Карамазовых", старшие, при условии достаточной религиозной подготовки и начитанности - "Подростка".
Известен случай, когда молодой человек, прочитав произведения Антуана де Сент-Экзюпери, пришел к вере и крестился. Огромный религиозный смысл заложен в "Письмах Баламута" К. С. Льюиса. В современной литературной форме он учит бороться с грехом в себе и вокруг себя, вскрывая хитрости соблазняющего нас князя мира сего.
Острейшие человеческие коллизии и выполнение пастырско-иерейского долга в условиях религиозных гонений в Мексике рисует англичанин-католик Грэм Грин в своем романе "Сила и слава", переведенном на русский язык, - слабые люди становятся героями веры и долга.
В школах нас десятилетиями приучали не видеть в литературных произведениях религиозные мотивы, а любой литературный образ истолковывали не с человеческих, а с классовых позиций, позиций пролетарской революции. Ф. М. Достоевский как реакционнейший писатель был исключен из школьных программ по литературе и долгое время у нас не издавался.
Поворот общества к общечеловеческим ценностям и вопросам морали и нравственности, к религии, изменение отношения к Церкви в значительной мере обусловила группа наших писателей. В своих художественных произведениях и в публицистике В. Солоухин, А. И. Солженицын, В. Распутин, В. Астафьев, В. Быков, В. Белов, С. П. Залыгин и др. с разной глубиной и силой таланта ставили эти вопросы в годы Хрущева и Брежнева. Они, опираясь на работы ученых, привлекали внимание к проблемам экологии и совместно с другими общественными силами остановили переброску рек. Писатели оказали существенную помощь в открытии многих монастырей и храмов. Использование образцов не только классической, но и современной литературы в лекциях по нравственному богословию и в церковной проповеди поможет усилить их впечатление, сделает их более актуальными, близкими к современной жизни. При этом желательно избегать обращения к судьбам и характерам персонажей как к фактам жизни реальных людей и помнить, что их слова, поступки, все, что с ними происходит, характеризует идеи автора.
Еще не время давать религиозную оценку русской литературе второй половины XX века. При этом надо помнить слова ап. Павла: "Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь и буду радоваться" (Флп 1:18). К сожалению, с конца 80-х гг. художественная литература в значительной мере сменилась публицистикой.
Вместе с тем родителям и воспитателям нельзя забывать, что в очень многих литературных произведениях как норма описываются разводы, секс, что, конечно, разлагающе действует на человеческую, особенно молодую душу. Этим грешат даже многие неплохие писатели. Возникло пагубное поветрие, что в каждом романе должен быть секс [44]. Нечистые образы безнравственных книг могут глубоко западать в душу, жить в ней годами, десятилетиями подогревать греховные страсти. Блаженный Иероним писал одной матери: "Оберегайте дитя свое от всех чтений, которые вносят в недра христианской души вкусы языческие" [45]. Нужен не категорический запрет, - важно воспитать неприятие таких книг и критическое к ним отношение.
За тысячелетия написано множество книг, огромен и современный книжный рынок, а время на чтение весьма ограничено, поэтому из этого множества надо решительно отбрасывать все низкое, слабое и выбирать самое прекрасное, возвышающее душу, совершенствующее ее, а не возбуждающее в ней страсти плоти и ненависть. Есть писатели, которые описывают грех, чтобы вызвать отрицательное отношение к нему, и есть писатели, которые наслаждаются грехом.
На экранах был показан фильм о проститутках, якобы для осуждения этого порока, но после него очень многие девочки, как свидетельствует пресса, захотели торговать своим телом. Подобный эффект может иметь и литература. Об этом постоянно должны помнить родители и воспитатели.
Желательно, чтобы у детей, юношей и девушек был бы наставник, помогающий им в выборе книг. Полезно обсуждать с детьми прочитанное, приучать их делиться своими впечатлениями о прочитанном, но на это, к сожалению, в условиях нашей современной жизни почти не хватает времени. Иногда детей и подростков следует удерживать от преждевременного прочтения некоторых книг, говоря примерно так: "Это очень хорошая книга, но ты до нее еще несколько не дорос. Если сейчас ее прочитаешь, то потеряешь радость открытия прекрасной книги, когда она для тебя по твоему жизненному опыту и возрасту будет вполне доступна, - не лишай пока себя этой будущей радости".
Для расширения кругозора детей полезны исторические романы А. К. Толстого, М. Н. Загоскина, Д. М. Балашова, Вальтера Скотта, Генриха Сенкевича и др. Исторические романы пробуждают интерес к чтению популярной и серьезной исторической литературы [46], к биографическим исследованиями [47] и житиям. Знакомство с историей, черпаемое детьми из школьных учебников и светских книг, полезно дополнять сведениями об истории христианства. Совершенно права была А. Н. Бахметева, писавшая более ста лет назад, что "у нас вообще мало знакомят детей с событиями из церковной истории; а едва ли нужно доказывать, что знание гражданской истории <...> неточно, недостаточно и даже решительно невозможно без ясного познания внутренних судеб христианской Церкви <...> история внешних событий не полна и не понятна без указания на ход внутреннего духовного развития" [48].
Большое образовательное значение имеют книги о путешествиях. Они воспитывают любовь к природе, расширяют географический кругозор, укрепляют волю и в какой-то мере удовлетворяют мальчишескую страсть к приключениям. Литература эта огромна. Здесь и записки самих путешественников (Р. Амундсена, Ф. Нансена, Пржевальского, Ливингстона, нашего современника Ива Кусто и др.). Среди них хочется обратить внимание на небольшую книжку Джемса Скотта "Ледниковый щит и люди на нем", где наряду с природой, повседневным трудом путешественника-исследователя описываются и его религиозные переживания, говорится о постоянном чтении Священного Писания и другой религиозной литературы. Эта книга переведена на русский язык в серии "Путешествия, приключения, фантастика" [49] под редакцией чл.-корр. АН СССР С. В. Обручева - сына знаменитого геолога В. А. Обручева.
Описывая открытие Северо-Западного прохода, Р. Амундсен [50] свидетельствует о своей напряженной молитве в самый критический момент плавания, когда мощная волна перенесла его шхуну "Иоа" через каменистый подводный гребень, переплыть который на обычной воде было невозможно, а при меньшей волне грозила опасность разбиться [51].
Для формирования личности важно воспитание любви к животным. Перейти от инстинктивной младенческой любви к ним к осознанной любви взрослого человека помогают книги о животных, рассчитанные на детей и подростков разного возраста. Здесь нельзя обойти вниманием сочинения Э. Сеттон-Томпсона [52] с его собственными иллюстрациями - это классика мировой литературы. Они написаны прекрасным и легким английским языком и в неадаптированном варианте могут служить прекрасным пособием для учащихся английских спецшкол.
Чудесны "Ребята и зверята" О. Перовской. В последние десятилетия большую популярность получили книги Дж. Адамсон [53]. В записках английского ветеринара Дж. Хэрриота "О всех созданиях, больших и маленьких" и "О всех созданиях, прекрасных и удивительных" ценно то, что автор не только любит животных и прекрасно их описывает, но и то, что он сочувствует людям и живописует их любовь к братьям меньшим".
Детям, увлекающимся книгами о животных, полезно рассказать повесть о старце Герасиме и льве и об отношении к зверям других святых подвижников и зверей к ним, показать картину М. В. Нестерова "Сергий Радонежский и медведь" или репродукции с нее. При нормальном, не греховном состоянии человека животные тянутся к нему как к высшему существу.
Любовь к животным должна быть мерной. Нельзя, чтобы она застилала любовь к людям и превращала кошек и собак в кумиров. Люди, безумно любящие собак и кошек, порою не любят и даже иногда ненавидят людей. Но не будьте к таким строгими, они обычно страдают от своего одиночества и нуждаются в снисхождении и милосердии, а часто (старички и старушки) - и в элементарной бытовой помощи.
Жертвенность и милосердие к людям помогают воспитывать книги о врачах, отдавших жизнь страждущим, о Н. И. Пирогове t;a href="#a54">[54] , С. П. Боткине и других деятелях отечественной и зарубежной медицины [55].
Детям и подросткам необходимо рассказывать о жизни святых и подвижников благочестия, приучать к чтению житийной литературы. Конечно, для современного подростка чтение "Житий" свт. Димитрия Ростовского трудно из-за уже мало привычной для нас формы изложения. Поэтому приходится искать более поздние пересказы, используя и отдельные светские издания, или от случая к случаю рассказывать самим, привлекая для этого разные источники. В настоящее время издано множество сборников житий в пересказах для детей, да и само творение свт. Димитрия Ростовского стало доступным для читателей.
На некоторых отроков большое впечатление производит книга "Детские годы святых". Можно давать выборки из сборников "Подвижники благочестия", некоторые статьи В. О. Ключевского [56], познакомить с жизнью и деятельностью доктора Ф. П. Гааза [57], девизом которого было: "спешите делать добро", с жизнью и деятельностью преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны - основательницы Марфо-Мариинской обители.
В жизни христианских подвижников и святых встречается множество сюжетов, позволяющих составить увлекательные книжки, полные приключенческих перипетий. Прекрасным сюжетом для исторического романа может стать жизнь свт. Афанасия Великого с его борьбой против арианства, с ночными погонями за ним императорских солдат, с изгнаниями и торжественными возвращениями. Вокруг него бурлила такая яркая, страстная эпоха! Приходится только удивляться, что никто из романистов не вдохновился его жизнью; по-видимому, стали чужды сами идеалы, за которые он боролся. Несколько чрезмерно растянута книга К. Фаррара "Луч света в царстве тьмы" о жизни и трудах свт. Иоанна Златоустого. У почтенного английского богослова нехватает таланта художника, но в юности эта книга читается с интересом. Известны также его сочинения: "На заре христианства", "Жизнь и труды апостола Павла".
Остросюжетна жизнь св. равноапостольного Кирилла (Константина Философа). На болгарском языке братьям Мефодию и Кириллу посвящена огромная литература, очень разнообразная по своему содержанию и качеству, но не переведенная на русский язык.
Книга о митрополите Иннокентии Московском и Коломенском у талантливого беллетриста могла бы стать жемчужиной серии "путешествии и приключений". Неутомимый путешественник первой половины XIX в., исследователь мало известных европейцам стран, горячий проповедник слова Божия, призванный апостол Дальнего Востока и Америки, блестящий лингвист, составитель азбуки и грамматики для алеутов, автор богословских трудов, глава большой семьи, которая разделяла подвиги отца и тестя, а в конце жизни - Митрополит Московский, канонизированный святой Русской и Американской Церквей - такой предстает перед нами эта удивительная личность [58].
И как мало о нем знают русские православные и образованные люди! Перед его жизнью бледнеют биографии Ф. П. Литке, Н. М. Пржевальского, П. К. Пахтусова, Г. И. Потанина, П. К. Козлова, Г. Я. Седова, В. К. Арсеньева и многих других отечественных и зарубежных географов-путешественников, которым посвящены книги. Ведь легче писать об искателях приключений ради приключений, о географах и моряках, чем о людях, подобных св. митрополиту Иннокентию - для этого надо понимать душу миссионера, любить духовные цели, задачи, которым он посвятил свою жизнь.
Одним из примеров христианского приключенческого жанра являются описания миссионерской деятельности на Алтае Макария, будущего митрополита Московского и Коломенского, живо и с огромной долей юмора составленные А. Макаровой-Мирской [59]. Удивительна жизнь святого равноапостольного Николая Японского, в миру Ивана Дмитриевича Касаткина (1.08.1836-3.02.1912) [60].
Много в церковной и светской литературе и периодике опубликовано о монахине Марии (Скобцевой). Ей даже посвящена кинокартина, из которой, как и из ряда публикаций, почти выпало духовно-религиозное содержание этой личности - упор сделан на ее партизанско-подпольной деятельности.
Полезно делиться с детьми воспоминаниями о тех подвижниках веры, благочестия и милосердия, с которыми родители встречались на своем жизненном пути. Широкое хождение получили сборники "Непридуманные рассказы", многие из которых обладают бесспорными художественными достоинствами, а некоторые трогают своей бесхитростностью. Образы человеческие обладают учительной силой.
В последние годы по рукам ходят рукописи заметок-воспоминаний различных старушек о своих духовниках и знакомых монахинях. В этих заметках обычно много эмоций, иногда сентиментальности; видно живое отношение авторов, обычно безымянных, к своим наставникам, но часто, однако, не хватает прорисовки духовного облика пастыря, "методологии" окормления им своих пасомых, не раскрыты пути его собственного духовного развития.
Глубокие исследования-воспоминания попадаются редко. Они раскрывают совсем иной мир жизни, верований и чувств, чем повседневно нас окружающий. Прекрасным примером таких воспоминаний-исследований является "История одной жизни" Н. А. Фиолетовой, посвященная профессору Н. Н. Фиолетову [61]. Большое распространение получила работа А. Ф. Ермолович [62] о знаменитом московском священнике-старце о. Алексие Мечеве. С интересом читаются очерки об архимандрите Лаврентии из Чернигова, о протоиерее Иове Атаманском из Одессы и многих других. Учет подобных работ, конечно, нигде не ведется. "Ищите и обрящете"!
Несмотря на литературные недостатки, воспоминания нужны как материалы-свидетельства современников к биографиям отдельных деятелей и подвижников и материалы к истории епархий и храмов. Поэтому пусть каждый, кто хоть как-нибудь может, оставляет свои записи для последующих исследователей.
Предлагая детям и подросткам такую литературу, надо быть очень вдумчивым, учитывать их возраст, умственное и духовное развитие и опасаться вызвать у них чувство пресыщения литературой "о батюшках и матушках", что может вообще отбить охоту к чтению духовных и религиозно-биографических произведений. Все хорошо в меру и по силам возраста.
Пониманию литературы, ее образов и языка способствуют критические и литературоведческие работы. В дореволюционных школах и гимназиях обычно требовалось знание работ В. Г. Белинского [63], позже - Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского. Им следует противопоставить литературоведческие исследования Апполона Григорьева [64], А. К. Толстого [65], Владимира Соловьева [66], В. О. Ключевского [67] и других, придерживавшихся христианских взглядов на литературу и толковавших художественные произведения не столь прямолинейно и примитивно, как критики "демократического" направления.
Следует стремиться к разумному для детей и для взрослых сочетанию книг разного содержания. Предлагаемая и выбираемая литература должна соответствовать уровню умственного и духовного развития человека от младенца до взрослого и старика включительно. Отцам и матерям, встречаясь со знакомыми родителями православных семей, следует интересоваться, что читают там дети, и обмениваться опытом подбора литературы для детей и юношества. К сожалению, такая практика почти вышла из современной суетной жизни. Остерегайтесь, чтобы вашим детям не попались ядовитые плоды, отравляющие их чувства. Плохи не только плохие книги, но и средненькие, серенькие, отнимающие время для ознакомления с хорошим и очень хорошим, с высоким и прекрасным. Баланс времени! На что тратят его наши дети и на что тратим мы?
Необходимо осторожное отношение к приключенческому, шпионскому, детективному и научно-фантастическому жанрам. Приключенческий жанр необходим для определенного мальчишеского возраста, но приключения приключениям рознь. Детективная литература всегда считалась жанром невысокого ранга. Она сейчас получила широкое распространение не только за рубежом, но и у нас в стране. Преступники и схематизированные безличные детективы, убийства, ловля, погоня - вероятно, не те образы, которые должны формировать христианина.
Шпионский жанр нередко воспевает обман, измену своему слову, иногда - явную или неявную проституцию. На страницах "Пионерской правды" в 1934 году Емельян Ярославский, главный "борец" с религией в те годы, учил мальчиков и девочек: "давайте честные слова ("пионерские" и другие) врагам и нарушайте их, если это нужно для победы рабочего класса, победы коммунизма. Среди мальчишек тех лет это заявление вызвало почти шок. На протяжении веков соблюдение данного слова считалось неотъемлемым качеством любого порядочного человека, даже разбойника. Слову верили, клятвы не нарушали. Нарушить их означало быть исторгнутым из общества. Подобная литература не воспитывает душу, не формирует образ Божий в человеке, уводит от литературы содержательной и духовной.
Мальчишка живет в мире приключений и странствий, ярких внешних подвигов. Чтобы увести его от низкопробного детектива и сомнительных приключений, ему необходимо предложить замену. Поколения мальчишек всех стран прошли через "Робинзона Крузо" Даниэля Дефо, романы Майн Рида, Фенимора Купера, рассказы Конан Дойля. Это, конечно, не обязательная литература для сына или дочери христианской семьи. Но в процессе воспитания постоянно приходится думать, что чему необходимо и можно реально противопоставить в конкретных условиях жизни с учетом возраста, интересов и характера ребенка.
Очень сильна антихристианская направленность в произведениях Джека Лондона. Его герои, как правило, сильны, эгоистичны и духовно пусты, как и сам их автор, окончивший жизнь самоубийством.
Эти частные замечания не следует воспринимать как призыв не читать книг неверующих авторов. Следует действовать по рекомендациям свт. Василия Великого и преп. Иоанна Дамаскина, неоднократно нами повторяемым, и помнить слова Христа: "Кто не против вас, тот за вас" (Лк 9:50). При необходимости следует раскрывать детям нравственное значение того или иного литературного произведения и его героев с христианских позиций.
Сложнее обстоит дело с фантастикой. Она занимает значительное место в чтении современного человека. Появились литературоведческие работы, специально посвященные этому жанру. Классиком научной фантастики является Жюль Верн, на книгах которого выросло не одно поколение людей во всех странах мира. В его произведениях в фантастической и приключенческой обстановке действуют живые человеческие личности. Уже у Герберта Уэлса и особенно у последующих фантастов исчезает личность. Человек будущего или пришельцы из космоса рисуются безличностными сверхчеловеками. Как отмечается в английских исследованиях, "современным аспектом научной фантастики является стремление выйти за пределы нормального опыта <...> посредством изображения действующих лиц и событий, которые преодолевают границы пространства и времени в том виде, в каком они знакомы нам".
Научно-фантастические образы и фабула, как указывает другой исследователь, читаются как выдержки из житий древних христианских святых о борьбе подвижников с бесами, но восхваляются не подвижники, а бесы и колдуны. Такие же тенденции имеются и у современных фантастов. Истоки оккультной научно-фантастической литературы некоторые видят в рассказах Эдгара По и Мери Шелли. Антихристианская суть подобных рассказов и книг не вызывают сомнений. Сейчас получает распространение жанр "фэнтэзи", в котором уже нет ни научных, ни социально-философских предпосылок, - только оккультно-мистические домыслы, в подавляющем большинстве случаев однозначно темные.
По образцам такой фантастики подчас пытаются рассмотреть Священную историю, привлекая для ее объяснения прилеты существ из других миров на космических кораблях, причем этим занимаются не только беллетристы, но и лица, причисляющие себя к ученому сословию.
В некоторых книгах под видом фантастики дается критика социально-утопических футуристических учений и существующей действительности (в ряде произведений братьев Стругацких, Ефремова и др.).
Литература должна быть по возрасту; если родители могут не нуждаться в художественной литературе, то детям и юношеству она совершенно необходима.
Неправы те, которые сами переросли "штанишки" беллетристики, читают Отцов Церкви и богословскую литературу и того же требуют от своих детей. "Всему свое время"; каждому - по силам и возрасту его.
Христос сказал: "широки врата и пространен путь, ведущие в погибель <...> тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь..." (Мф 7:13-14).
Какова ширина спасительного пути? Она не измеряется в метрах; для каждого она разная, но это всегда путь сужающийся.
Пастырский дар - это определение ширины пути для каждого пасомого. Рекомендуя молодежи чтение художественных произведений, духовник может запретить чтение беллетристики взрослому или пожилому человеку, сосредоточив его внимание на чтении духовно-религиозной и необходимой для работы специальной литературы. Когда же детей насильно и искусственно пытаются вогнать в отречение от мира, лишают светской литературы и изобразительного и театрального искусства, не позволяют ходить в кино и требуют формального длительного стояния на акафистах, ничего хорошего не получается. Известны случаи, когда чрезмерное религиозно-фанатическое рвение родителей вызывало бунт детей, они уходили от родителей и веры. Некоторые возвращались обратно, а другие так и остались для родителей в стране далече.
Соотношение между научными, художественными, литературными, музыкальными и другими интересами в разных семьях различно. Но всегда они должны просвещаться светом христианской веры.
"Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною" (1 Кор 6:12).

 

***

Примечание

[39] Кстати, следует следить и за четким произношением читаемых детьми молитв. ^

[40] В современных русских изданиях эта книга названа "Куда идешь". Автором она названа по-латыни "Qua vadis", поэтому название удачнее переводить на славянский, а не на русский язык. ^

[41] Прекрасный разбор творчества Н. С. Лескова дал критик Л. А. Аннинский в своей книге "Лесковское ожерелье". Не все в творчестве Н. С. Лескова равнозначно. Его следует давать детям с учетом их возраста и "религиозной прочности", а начинать с легенд и преданий о христианах первых веков, потом давать рассказы и повести о праведниках XVIII и XIX веков, в частности, "Инженеры-бессребренники", где описывается жизненный путь свт. Игнатия Брянчанинова и его товарищей, и роман-хронику "Соборяне". "Мелочи архиерейской жизни" и особенно рассказ "Полунощники" следует исключить или отложить до "церковно-религиозной зрелости". Полезно отметить, что о. Савелий Туберозов, главный герой "Соборян", обрисован автором не столько как священнослужитель, сколько как общественный деятель в рясе, могущий выступать с амвона. Точно так же светским видением описан святитель Игнатий. Однако оба произведения могут быть небезынтересны и полезны для подростков. ^

[42] Главы романа "Отверженные", посвященные епископу Мириэлю, могут быть использованы как пособие к курсу пастырского богословия в духовных учебных заведениях, "Соборян" Н. С. Лескова также очень полезно знать семинаристам. ^

[43] Творчеству Ф. М. Достоевского посвящена огромная литература. Отметим работы Д. С. Мережковского "Толстой и Достоевский", где дается яркий сравнительный анализ двух гигантов мировой литературы, В. В. Розанова "Легенда о Великом Инквизиторе", Н. С. Булгакова "Терновый венец". Памяти Ф. М. Достоевского (изд. автора, СПб., 1907, опублик. также в журн. "Свобода и культура", 1906, № 2, ее. 17-36). Выдающийся анализ религиозного значения творчества Ф. М. Достоевского дал С. И. Фудель в труде "Наследство Достоевского" - глубочайшем литературно-богословском исследовании. ^

[44] Следует воздерживаться от чтения Ги де Мопассана, не все приемлемо и в некоторых произведениях А. И. Куприна, И. А. Бунина и практически всех авторов современных "бульварных романов".^

[45] Цит. по книге Н. Е. Пестова "Пути к совершенной радости", ч. 9. ^

[46] Особо следует выделить труды В. О. Ключевского (1841-1911). Каждый должен знать его "Курс русской истории", который учит не только истории, но и нравственности и хорошему русскому языку, - недаром автор был избран академиком изящной словесности. Ключевский был профессором Московского университета и Духовной Академии, и ряд его работ полезен для культурного и религиозно-нравственного развития. ^

[47] К ним можно причислить книги из серии "Жизнь замечательных людей"; некоторые из них - научно-популярные работы, другие - романизированные биографии. Отметим книгу о Фарадее "Загадка магнита" Н. Д. Шаховской и М. Н. Шика. Написанная с удивительной ясностью и любовью, она принадлежит перу некогда известного московского священника о. Михаила Шика, расстрелянного в 1937 г., и его жены Наталии Димитриевны, матери пятерых детей, которая написала еще несколько книг ("Последнее путешествие капитана Скотта", книга о В. Короленко и др.); в довоенные годы ими зачитывались мальчишки. ^

[48] Бахметева А. Н. Рассказы из истории христианской церкви. От I-го века до половины ХI-го. Чтение для детей старшего возраста. СПб., 1883, т. 1, с. 3, переиздано Свято-Успенским Псково-Печерским монастырем в 1994 г. Следует отметить, что практически в литературе почти нет хороших духовно написанных книг об истории Церкви, о преемственности и стяжании Духа Святого в разных исторических обстоятельствах. С этих позиций для взрослого читателя большой интерес представляют "Очерки по истории церкви" о. Сергия Мансурова (Богословские труды. Сб. 6, 7. 1971). ^

[49] Скотт, Джемс. Ледниковый щит и люди на нем. 1959. ^

[50] Амундсен Р. Северо-Западный проход. Плавание на судне "Иоа" // Сочинения. Т. I. М., 1939, с. 435. ^

[51] Из географических-приключенческих книг можно особо рекомендовать сочинения Владимира Клавдиевича Арсеньева - путешественника, географа, этнографа, писателя. По мнению Горького, он соединил в себе таланты Джека Лондона, Фенимора Купера, Сеттон-Томпсона. В. К. Арсеньев оставил прекрасные художественные описания природы Дальнего Востока, жизни тайги и ее обитателей. Наиболее известная его книга, которую следует рекомендовать читать юношеству, - "Дерсу Узала", книга о человеческой красоте простого охотника. Заслуживает внимания "По уссурийскому краю", "В горах Сихотэ-Алиня", "Сквозь тайгу". Они выдержали много изданий. Рядом с "Дерсу Узала" можно поставить книгу о проводнике-шерпе, первым из людей взошедшем на Эверест, - "Тигр снегов".^

[52] Его чудесная книга "Маленькие индейцы" в сокращенном детиздатовском переводе потеряла почти все свое обаяние. Родителям надо следить не только за названиями читаемых детьми книг, но и за качеством их изданий. Очень многие прекрасные книги знаменитых авторов совершенно изуродованы издательскими чиновниками. ^

[53] Выдающийся естествоиспытатель и писательница - защитник животного мира Джой Адамсон в начале 1980 г. была убита в Кении браконьерами, а спустя девять лет от руки браконьеров погиб ее муж - Джордж Адамсон. ^

[54] Н. И. Пирогову посвящена огромная научная и популярная беллетристическая литература (см. ЖЗЛ). Ему посвящен рассказ А. И. Куприна "Добрый доктор". Перу самого Н. И. Пирогова принадлежат, кроме научных специальных, работы, посвященные воспитанию ("Вопросы жизни" и др.). ^

[55] Описанию жизни врачей и ученых медиков посвятил себя талантливый французский писатель Поль де Крюи, многие книги которого переведены на русский язык. ^

[56] Ключевский В. О. Добрые люди древней Руси; Он же. Значение Преподобного Сергия для русского народа и государства. Речь на собрании Московской Духовной Академии в память Преподобного Сергия Радонежского // Церковь и Россия. Париж, 1981. ^

[57] Кони А. Ф. Федор Петрович Гааз. Биографический очерк. Он неоднократно переиздавался как в журнальном варианте, так и отдельными книгами, (1897, 1903, 1904, 1911, 1914 гг.) с прекрасными иллюстрациями художницы Е. П. Самокиш-Судаковской (изд. 1904 г.) и, кроме того, приведен в собрании сочинений А. Ф. Кони (Т. 5. М., 1968, сс. 289-422). ^

[58] Фиалкин В. Святитель Иннокентий, Митрополит Московский, и его миссионерская деятельность // ЖМП. 1979, № 3, сс. 73-75; № 5, сс. 73-77: Архим. Евлогий (Смирнов) . Жизнь и апостольские труды митрополита Иннокентия Вениаминова // ЖМП. 1975, № 2; 1977, № 12, сс. 3, 58-65. См. также ЖМП. 1949, № 7; 1965, № 1; Окладников А. П. От Анги до Уналашки: удивительная судьба Ивана Попова // Вопросы истории. 1976, № 6. Лингвистические исследования И. Вениаминова получили мировое признание. Его труды до сих пор используются языковедами. Память свт. Иннокентия празднуется 23. IX и 31. III (ст. стиль). Большая монография о свт. Иннокентии вышла в Америке. ^

[59] Книга "Митрополит Макарий (от рождения до служения в Чемале)" выдержала 3 издания. Были опубликованы также книги о русских миссионерах "Апостолы Алтая", "Лето на Алтае".^

[60] Архиеп. Антоний (Мельников) . Святой равноапостольный архиепископ Японский Николай // Богословские труды. Сб. 14. 1975, сс. 5-61). ^

[61] Николай Николаевич Фиолетов - самый молодой участник Собора 1917 г., профессорствовал во многих учебных заведениях страны, увольнялся по религиозным убеждениям, неоднократно арестовывался, погиб в тюрьме (или лагере) в 1942 г.; основатель современной православной апологетики. ^

[62] Cм. Отец Алексей Мечев. Воспоминания С. С. Дурылина, о. Владимира, еп. Арсения, А. Ермолович и др. Paris, 1970; Московский батюшка. Воспоминания об отце Алексее Мечеве. М., 1994. ^

[63] В. Г. Белинского очень ценил И. С. Тургенев и другие деятели русской культуры. Одно время им увлекался Ф. М. Достоевский, впоследствии резко изменивший свое отношение. В. Г. Белинский, по собственному признанию друзьям, был болен маратовской любовию к человечеству, то есть готов был уничтожить две трети человечества, чтобы счастлива была одна треть. ^

[64] Григорьев А. А. Искусство и нравственность. М,, 1986. ^

[65] Толстой А. К. О литературе и искусстве. М., 1986, см. пп. 76, 74, 191. ^

[66] См. его работы: "Три речи в память Достоевского"; "Судьба Пушкина"; статьи о поэзии Я. П. Полонского, Ф. И. Тютчева, А. К. Толстого; "Буддийские настроения в поэзии". Небезынтересны его статьи для энциклопедического словаря, полны сарказма заметки о русских символистах (Собр. Соч., разные тома), "Судьба Пушкина" в сокращенном виде перепечатана в журнале "Юность", 1989, № 6, сс. 56-60. ^

[67] Ключевский В. О. Евгений Онегин и его предки // Сочинения. Т. VII. М., 1959, cc. 403-422; "Речь, произнесенная в торжественном собрании Московского университета 6 июня 1860 г. в день открытия памятника Пушкину" // Там же, cc. 145-152. ^

Источник: http://www.wco.ru/biblio/