Печать

Радоница. 2011 г.

Радоница. 2011 г.
Дивен русский язык и мудрость наших предков. Есть в этом слове и тепло от слова родной, и искры от слова радость, и нежность от родительницы. Есть все эти грани и в самом празднике.

В этом году, как уже многие годы подряд, молились мы на центральном кладбище города Штутгарта, где похоронено много православных христиан, это и русские, и сербы, и греки. Лежат здесь священники, служившие в нашем храме. На могиле отца Федора мы и начали панихиду. Потом, с пением Христос Воскресе!, обходили могилы всех людей, которые были прихожанами и чьи места упокоения знает отец Илья или кто-то из молящихся. Было прохладно и ветрено. Зажечь свечи не получалось, но маленьким огоньком нашей памяти и разделенной радости о воскресшем Христе, оставалось на каждой могиле красное пасхальное яйцо.

Радоница. 2011 г.

Радоница. 2011 г.
Мы шли от могилы к могиле и кто-то иногда окликал батюшку словами:   "Отец Илья, здесь тоже православный".  Смотрим, на  памятнике высечен православный крест, и мы идем к нему с пасхальным приветствием, и там остается красное яичко. И простите за сентиментальность, но словно отвечая на вот такую неожиданно-ожидаемую радость выглядывало из-за облаков солнце, и служило нам неким ответом, в радостном диалоге.

Радоница. 2011 г.

Радоница. 2011 г.
Присоединились к нам и некоторые люди, совсем недавно потерявшие своих близких. И мы шли на свежею  могилу и молились все вместе, за совсем незнакомого нам человека. Но как-то само собой, и этот почивший, и оставшийся и молящийся сейчас с нами его родственник, сразу стали близкими и своими. И в глазах скорбящей по мужу жене, появилась искорка покоя. Потому-что горе разделили все кто был и молился, по-тому что приветствие Христос Воскресе! рассказало сердцу о надежде и дало явно почувствовать, что в молитве мы все рядом и побеждена смерть.

Радоница. 2011 г.

Радоница. 2011 г.
Навестив всех  кого мы знали, было решено начать праздничную трапезу. Пусть она была на скамейке, без тарелок и с одним пластиковым стаканчиком на двоих, а не за пышно сервированным столом, но как же было все вкусно, тепло и снова и снова радостно.

Зная, что на Радоницу здесь, на Hauptfriedhof будет такая служба, приехали уже и жители удаленных от Штутгарта городов. И за горячим чаем и вкусными блинами, зашел разговор о том, что там нет храма, а люди хотят и ждут Литургии. И тут же удалось оговорить возможности создания новой православной общины.  Дай Господь увидеть воплощение этого желания в жизнь.

Радоница. 2011 г.

Радоница. 2011 г.
Расходились сытые, радостные и со спокойными сердцами. Молились мы в Штутгарте, но я совершенно точно чувствовала, что наше радостное приветствие Христос Воскресе!  долетело и до маленькой деревни в Псковской области, где находится могила моего отца, и до московского кладбища, где недавно нашла покой близкая знакомая и до всех тех мест через тысячи километров и множество границ, где лежат наши родные и близкие. Христос Воскресе!